[artlabel id="205605"]
Психология приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Почему у родителей приемных детей возникают трудности в воспитании и стоит ли винить в этом гены?

Old date:
Current date: 2019.07.19
New date: 2019.01.04
0
Почему у родителей усыновленных детей возникают проблемы в воспитании и можно ли винить „плохие гены”? Сережину маму на дет

Почему у родителей усыновленных детей возникают проблемы в воспитании и можно ли винить „плохие гены”?

приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: Burda Media

Сережину маму на детской площадке все знали. Сережу тоже знали: забавный такой мальчик, в очках. Но маму его знали лучше. Потому что Сережа был просто мальчик, как все иногда хулиганил, катался с горки, ел песок. А Сережина мама была какая-то нервная: уговаривала не хулиганить, когда надо было сказать строго: «Нельзя!» Как будто не понимала, как себя вести.

Муки не родовые, а бюрократические

Сережа был ее поздним и единственным сыном. Таким поздним, что его можно было бы принять за внука — если бы Сережина мама не выглядела моложе своих лет. Сережа стал ее любовью и ее страхом. Потому что, так получилось, он не проходил через ее родовые пути. Сережу его мама взяла в детском доме. Шестимесячным младенцем.
Усыновление — тема в нашем обществе почти табурированная. Точнее, так: мы все знаем семьи, которые усыновляют много детей (или как минимум читали о них). Берут в свой большой и теплый дом детей с инвалидностью, трудных подростков, ребят, от которых уже один раз отказались усыновители. Они — герои. Как минимум, кажутся таковыми. И мы, обычные мамы и папы, понимаем, что нам с ними не тягаться.
Мы хотим всего-навсего одного ребенка. Ну, может быть, двоих. Не подростка и не малыша с инвалидностью. Мы просто хотим ребенка — своего. А поскольку свой никак не получается, решаемся на приемного.

приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: Burda Media

Именно так рассуждает 99% потенциальных усыновителей. Да, 99% усыновителей — это мамы и папы, которые берут из детдомов одного-двух детей. Они не афишируют свое решение. Возможно, сегодня утром, просматривая инстаграммную ленту, вы лайкнули счастливую фотографию знакомых мамы с сыном, даже не подозревая, что биологическими узами они не связаны.
Или в детском саду, куда ходит ваша дочка, есть семья, которой вы всегда любуетесь: дети на маме с папой так и виснут. Или не любуетесь, а просто есть семья — как все. Или не в саду, а на детской площадке. И дети в этой семье тоже приемные.
По статистике, на Украине каждый год усыновляют в среднем около пяти тысяч детей.
5000. Каждый год. Это 5 школ — с первого по одиннадцатый класс.
В момент, когда вы читаете эту статью, этот же самый журнал раскрывает как минимум одна мама, которая обрела своего малыша через муки не родовые, а бюрократические.

Настоящие родители

Усыновление — не уникальный шаг. Его делают многие. Но, поскольку вслух об усыновлении говорят лишь единицы, каждой семье, которая решает взять малыша, кажется, что она — уникальна. От этого немного щекотно в животе и даже кажется, что ты — чуть-чуть герой. Но при этом еще и немного страшно. А страхи выливаются в типичные ошибки, которые совершают в воспитании детей их не-биологические родители.

…Как правило, у меня не бывает проблем с синонимами, они находятся так же быстро, как поводы не работать, когда на улице светит солнце. Но, пытаясь найти в русском языке определение родителей, которые растят детей, не являющихся их генетическими родственниками, я теряюсь. «Приемные» — неправильное слово. Оно подразумевает дистанцию между мамой-папой и ребенком. Приемные — это как будто не совсем настоящие родители, а так — принимают деток на воспитание из жалости.

приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: Shutterstock

На самом деле, именно усыновители и есть настоящие родители ребенка. Не биологические, которые дали свой генетический материал, а те, кто забрал крохотный плачущий комочек из приемного дома. Кто не спал с ним ночами. Кто видел его первую улыбку, первый зуб, первый шаг. Те, кто читал ему книжки, рассказывал сказки и пел колыбельные. Те, кого малыш любит больше всего в жизни. Потому что когда тебе пять лет, ты не можешь любить никого сильнее мамы и папы. Это закон развития, и отменить его никто не в силах.

Он какой-то не такой…

Так вот, у не-биологических детей нет проблем с их не-биологическими родителями. А вот родители зачастую жалуются на то, что не понимают, как воспитывать ребенка. Им кажется, что они делают все не так и что малыш «какой-то не такой». Они что, его мало любят? Нет, они просто слишком сильно слушают общество. А стереотипы, насаждаемые обществом, весьма неоднозначны.

С какими стереотипами приходится сталкиваться родителям, которые решают взять ребенка из приюта?

  • Вырастет приемный ребенок, и все добро забудет.
  • Наследственность даст о себе знать, преступником станет.
  • В детдоме все дети от родителей алкоголиков, больные и с отклонениями в развитии.
приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: GettyImages

Я только начала перечислять. На самом деле таких стереотипов — воз и маленькая тележка. И, пожалуй, ни одного позитивного. Они появляются потому, что люди видят детей, выросших в казенных учреждениях. Или детей, выросших в неблагополучных семьях. Но ребенок, который рос без семьи (или в семье, где малышей забывают кормить и любить), не может стать таким же, как ребенок, который рос в семье нормальной. Так что «они потом все по тюрьмам сидят» — это вопрос не к генетике, а к среде.
Но, принимая в семью малыша из детдома, папа и мама все равно держат в голове груз стереотипов. Потому что опция «выкинь это из головы!» не работает ни у кого из нас.

А мама кто?

Наташе тридцать лет. Ее дочке Наде — пять. Наташа с подросткового возраста знала, что сама она родить не сможет. Маленькую Надю взяла из дома малютки полуторагодовалой. По медицинским показателям девочка была здорова, по психологическим… ну, скажем так, полтора года жизни в детдоме даром не проходят.
Наташа не скрывала, что ее девочка — приемная. Она рассказывала это мамам на детской площадке, френдам в социальных сетях, воспитателям в саду.
Надя росла, последовательно проходя все детские кризисы. Но в любом ее капризе Наташа видела «генетику».
К счастью, Наташа пришла с дочкой к психологу. И та посоветовала не рассказывать всем подряд, что Надя приемная дочка.

приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: Pixabay

— Она — ваша. И ее поведение — ваше. Это не генетика, это ваши тревоги и страхи, — сказала психолог.
— Но как же, у нее мама была алкоголичкой… — пролепетала Наташа.
— Вы пили? — очень удивилась психолог.
— Нет, не я…
— Но ведь ее мама — вы.

Отрывок из книги

Гоша жил в детдоме с рождения и в приемную семью попал уже подростком. Он откровенно рассказывает о детдомовских порядках, своих друзьях, воспитателях, потенциальных усыновителях, страхах и надеждах. Книгу Гоша написал в соавторстве со своей приемной мамой, журналистом и писателем Дианой Машковой.

«Однажды, я тогда учился в четвертом классе, в наш детдом приехала комиссия. Воспитательницы вытащили из архивов наши портфолио, положили их на край стола. И мы такие «о, что это за папки, что там про нас написано?». Они куда-то вышли, и мы давай все это читать. Так я узнал имена-отчества своих матери и отца.
Мою мать, оказывается, звали Верой Евгеньевной. А отца Василием Георгиевичем. Я тогда очень обрадовался — я же Георгий Васильевич. Как бы наоборот. Еще я увидел там свидетельство о смерти своего отца, но честно говоря, не очень понял, что это значит.
До этого момента никаких разговоров о семье не было. Я никогда не спрашивал, откуда взялся. Меня не интересовал вопрос, как дети появляются на свет. Только в тринадцать лет у нас пошли разговоры о родителях… Хотя, если честно, я всегда много думал о матери. Поначалу были мысли: «Блин, поискать бы ее, посмотреть ей в глаза». Но это, наверное, больше потому, что хотелось понять, в кого я такой офигенный».
(Диана Машкова, Георгий Гынжу «Меня зовут Гоша. История сироты» Издательство «Эксмо»)

приемный ребенок, приемные дети, детдом, детская психология, дом малютки, усыновление, трудный ребенок

Источник: Burda Media

Три полезных совета

Ни один ребенок не растет идеальным. Дети кашляют, плюются и устраивают истерики на глазах у всего супермаркета или посреди площади. Они кричат маме: «Я тебя не люблю!» Они швыряют в других детей песком. Все.
Просто родители биологических детей не имеют под рукой такого пугающего фактора, как генетика.

Как понять, где кончается воспитание и начинается наследственность?
Совет 1. Найдите хорошего психолога или невролога. Встречайтесь с ним примерно раз в полгода и обсуждайте развитие вашего ребенка. Разговоры со специалистом помогут вам скорректировать свою систему воспитания (если эта коррекция вообще будет нужна).
Совет 2. Не рассказывайте всем подряд, что ваш ребенок — приемный. Пусть об этом знает узкий круг лиц. Воспитателям в садике входить в этот круг вовсе не обязательно. Во-первых, это избавит их от предвзятости, а во-вторых, не позволит вам использовать уловку — «это не я плохо воспитываю, это генетика такая». Не перекладывайте на ребенка бремя собственного педагогического несовершенства.
Совет 3. Почаще общайтесь с родителями других детей. Лучше, если у вас будет свой родительский форум. Когда другие мамы начнут делиться своими проблемами, вы увидите, что ваш ребенок уж точно ведет себя ничуть не хуже остальных. Ну и при чем тут генетика?

Отрывок из книги

«Я хочу окончить колледж и пойти на работу в детский сад. Детскому садику я отслужу три года, а потом пойду преподавать в школу. Возьму младший класс, поработаю с малышами. Или, возможно, начну преподавать какой-то один предмет у ребят постарше. Я знаю, что со специальностью, на которой сейчас учусь, можно со временем стать педагогом младших классов. У меня есть знакомые, которые после нашего колледжа, получив мою профессию, работают в школе. Пока буду там работать, изучу, как все устроено: это будет важной практикой для осуществления моей главной мечты».
(Диана Машкова, Георгий Гынжу «Меня зовут Гоша. История сироты»)

Автор текста: Мария Орлова, психолог

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.



Редактор:
Понравилась статья? Оцените:
12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделиться:
Комментарии
  • На сайте
  • Отзывы в Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: